**

21.06.2011

Фридрих II Великий - блеск и величие печального короля...

Уже третий день читаю всё что могу найти об этом удивительном и потрясающе интересном человеке - короле Пруссии Фридрихе II Великом. Так увлеклась, что словно попала на несколько веков назад в его мир...

Началось всё с моих внезапных воспоминаний о прекрасном месте, где мне однажды пришлось побывать.  Это дворцовый комплекс САН СУСИ в Германии. Я была там очень давно. Но навсегда в моём сердце осталась грустная нежность, когда я вспоминаю прекрасные архитектуру и сады Сан Суси. Я ушла от друзей и бродила по аллеям парка и комнатам замка  в одиночестве. Я трогала эту живую старину ладошкой и моё сердце замирало от восторга...
Но подробней о Сан Суси я расскажу как-нибудь в следующий раз...   

Мне захотелось вспомнить осень в Сан Суси и вдруг я наткнулась на жизнеописание короля, придумавшего этот замок и воплотившего свою мечту в жизнь. 

Фридрих II Великий родился необычайно одарённым, талантливым человеком. Он обожал музыку, играл на любимой флейте на очень даже профессиональном уровне! Он очень любил поэзию и живопись. Душа его была прекрасна, чиста и наивна. Он родился королём и с малых лет верил, что весь мир лежит у его ног.
В юные годы он доверчиво заводил друзей и влюблялся в дам, порхавших возле него. Но он слишком рано начал взрослеть, получать от судьбы удары, приносящие ему мучения и разочарования. Он стал понимать, что вокруг него больше корыстных глупцов и завистников, чем любящих его друзей.  И он стал терять свою юношескую беззаботность. 
В мировой истории найдется очень мало правителей, которые пережили столько звёздных и выстрадавшего столько адских часов, сколько Фридрих II Великий. Он заслужил право именоваться Великим не свою чрезмерную любовь ко всему французскому, но за свой разум государственного деятеля, за свое самообладание во время военных действий и за за непоколебимую стойкость под тяжкими ударами судьбы. Он был невообразимо честным, но властным правителем. Поэтому он остается выдающейся личностью, жизнь которого стоить изучать.

Он мечтал стать музыкантом или писателем, восхищался всем "французским", потому что именно во Франции буйно расцветали различные искусства. Но однажды пришёл день, когда его собственный отец показал ему, насколько он был наивен в своих мечтах.
Фридрих Вильгельм I очень любил сына, но любил деспотичной, даже тираничной любовью. Любовью часто переходящей в ненависть. Отец просто хотел, чтоб его наследник был точной его копией. А Фридрих не был. "Нет! — говорил Фридрих Вильгельм I. — Фриц повеса и поэт: в нем не будет проку! Он не любит солдатской жизни, он испортит все дело, над которым я так долго ради него трудился!". Однажды в гневе Фридрих Вильгельм ворвался в комнату принца, изломал у него все флейты (Фридрих II хорошо играл на флейте), а книги побросал в печь.

Вот выдержка из одного письма Фридриха матери:
 
"Я доведен до самого отчаянного положения, король совершенно позабыл, что я его сын; он обращается со мной как с человеком самого низкого звания. Когда я сегодня вошел в его комнату, он бросился на меня и бил меня палкой, пока сам не выбился из сил. Чувство личного достоинства не позволяет мне далее выносить такое обхождение; я доведен до крайности и поэтому решился так или иначе положить этому конец".


Летом 1730 года Фридрих даже предпринял попытку бежать от отца в Англию. Его поймали. Фридрих умолял отца отказать ему в наследстве и отпустить. Отец ответил: "Ты должен стать королем!" - и отправил его в замок Кистрин, где посадил под арест в камеру без мебели и свечей.


За Фридриха вступился император Карл VI. Фридриха выпустили из заточения, отвели отдельный дом в Кистрине, дали небольшое содержание и назначили инспектором удельных земель. Но он не смел выезжать из города. Чтение книг, в особенности французских, а равно и занятия музыкой, были ему строжайше запрещены. 

Полк принца, экипажи и обстановка были у Фридриха отобраны, штат распущен, а частью наказан, любимые книги до 4000 томов распродан; молоденькая дочка потсдамского ректора, склонность к которой Фридрих выразил в некоторых подарках, была публично наказана и заключена на 3 года в работный дом, а камердинер принца попал в Шпандау.

Долго потом юный Фридрих II ещё не будучи "Великим" вспоминал, как под его окнами ему в назидание и в наказание - казнили его лучшего друга, милого весельчака поручика фон Катте.
Этого обаятельного и легкомысленного прожигателя жизни, к тому же человека  начитанного  и умного,  явно покровительствовавшего принцу на правах старшего...

Два года опалы превратили юношу в серьёзного, редко улыбающегося мужчину. За два года проведённые под арестом, Фридрих расстался со своими юношескими идеалами, мечтами, и желаниями. Он решил, что уж если он станет королём своего государства. то он будет одним из лучших королей в истории. И это ему удалось!
  У него было в жизни всё - победы и поражения в войнах, несчастливая любовь и неудачный брак, счастливые минуты и долгие часы печали. Его современники отмечали его необычайный ум и удачу. Этот король ещё в молодости прославился тем, что сумел написать книгу, "Антимакиавелли". Это предопределило успех его начинания. Издатели буквально рвали рукопись из рук. Еще больше популярности книге добавило то обстоятельство, что в 1740 году ее автор сделался королем. Она выдержала три переиздания и разошлась едва ли не по всей Европе: в Англии, Франции, Испании. 

Фридрих, освободившись, наконец, от власти отца, обнаруживает в себе настроения, появления которых не мог предполагать, будучи наследным принцем. В один день он оказался хозяином целой страны, огромной по тем временам казны и отлично обученной армии. Юношеский идеализм, во многом вызванный и питаемый духом противоречия по отношению к грубому практицизму отца, угасает в нем. Хотя поначалу Фридрих вполне соответствует собственному идеалу государя. Его указом отменена судебная пытка и некоторые налоги, по-прежнему занимают свои посты министры и генералы Фридриха-Вильгельма, которым прочили отставку с восшествием на престол короля-философа. Приятели кронпринца, надеявшиеся на щедрость Фридриха, которого они знали в легкомысленные рейнсбергские годы, были обмануты в своих надеждах. Деньгами король распоряжается исключительно экономно. 

 Вот ещё несколько интересных фактов:

...Фридрих называл солдат: Дети. Его армия принадлежала не столько Пруссии, сколько прусскому королю. Служить у Фридриха было тяжело. В армии насаждалась палочная дисциплина, оттуда дезертировали. Король порой оставлял на произвол судьбы своих раненых ради быстроты передвижения. И все же солдаты относились к нему, как в свое время легионеры к Цезарю: наслаждались правом запросто обращаться к человеку, от чьей воли зависят судьбы Европы, и гордились тем, что сражаются под его знаменами....

...Запрещено жителям Пруссии выезжать за границу иначе, чем ради торговых операций или на лечение. Эта мера объяснялась нежеланием Фридриха допустить отток из страны денег....

...Солдаты говорили: 
"Фриц умеет делать чудеса, превращая в звонкие победы даже пыль под ногами своего войска."...

...С 1745 по 1756 год Пруссия не ведет военных действий, и Фридрих занимается исключительно внутренними делами страны. Определился распорядок его дня, не меняющийся в течение всей жизни, удивляющий тем напряжением сил, который требуется для того, чтобы вести его.     





Король поднимался в пять часов летом и в шесть зимой и сразу принимался за дела, успевая прочесть корреспонденцию и набросать черновики ответов "Около одиннадцати часов король в высоких сапогах делал в саду смотр своему гвардейскому полку, и в тот же час во всех провинциях полковые командиры производили смотры своим полкам" До обеда Фридрих успевал выслушать доклады министров и обсудить с генералами военные дела. После обеда даются аудиенции. Затем король проводит несколько часов в литературных занятиях. Перед ужином устраивали маленький концерт. Король сам играл в оркестре музыку собственного сочинения или произведения Кванца - директора своей придворной капеллы. По общему мнению, Фридрих был превосходным музыкантом. 
 ...Фридрих был интересным и остроумным собеседником, хотя по особой королевской близорукости иной раз переходил пределы деликатности в своих шутках по отношению к собеседникам. Кажется, что этому незлому и чуткому человеку, отлично разбирающемуся в людях и знающему, как болезненна может быть обида, иногда доставляло удовольствие почти до слез дразнить их. Впрочем, в его оправдание надо сказать, что сам Фридрих терпеливо сносил ответные выпады, если кто-то отваживался делать их....

...К числу сочинений прусского короля принадлежат помимо множества стихотворений исторические труды: "История своего времени", "Исторические записки Бранденбургского дома", а также "О различных родах правления и обязанностях монархов"....

...Основав в Сан-Суси картинную галерею, Фридрих взялся за пополнение ее коллекций, для чего в 1755 году предпринял инкогнито путешествие в Голландию. Об этом путешествии рассказывают, что поскольку короля сопровождало всего два человека, и одежда на нем была самая простая, то хозяйка богатого трактира не хотела принять от Фридриха заказ, утверждая, что блюдо очень дорогое и простолюдину не по карману. Тогда ей сказали, что человек, стоящий перед ней, - известный флейтист и зарабатывает большие деньги своим искусством. Но, только выслушав в исполнении Фридриха несколько мелодий, хозяйка поверила этому....

...Начинается новый этап в жизни короля Фридриха Второго, в течение которого прозвище Великий окончательно утвердилось за ним. Во внешности и характере короля произошли огромные изменения. Он преждевременно состарился и сгорбился, словно под тяжестью невидимого груза, становясь все больше похожим на собственные портреты, но в глазах его появился огонь, какого не было раньше. При взгляде на Фридриха понимаешь, почему его называли Великим - кажется, что силы его неисчерпаемы и во много раз превосходят человеческие. Король казался неуязвимым. 

Смерть не брала его. Ядрами убивало под ним лошадей, один раз испугавшись чего-то, под ним взвилась на дыбы лошадь и получила в голову пулю, которая предназначалась Фридриху, другая пуля расплющила золотую табакерку, которую король носил в кармане. После Лозовицкого сражения Фридрих лег в повозку и уснул, случайное ядро попало в повозку, короля спасло только то, что за секунду перед этим он поднял ноги на высокий облучок. Под конец Семилетней войны Фридрих и сам уже не верил в то, что погибнет на поле боя. "Ядро, которое должно убить меня, упадет свыше", - равнодушно говорил он. То, как явно судьба охраняла короля, невольно внушало даже врагам почтение перед ним.

     В кампанию 1758 года король однажды ехал с небольшой свитой впереди армии. Из кустов по ним начали стрелять засевшие там неприятели.
     - Король, в вас целят! - крикнул Фридриху адъютант. Неприятельский солдат наводил дуло прямо в грудь короля.
     - Ты! Ты!... - закричал ему Фридрих и погрозил тростью.
     Солдат почтительно опустил ружье...

          ...Битва при Лейтене 5 декабря 1757 года, которая считается образцом военного искусства. Говорят даже, что солдаты едва ли имеют право разделять с Фридрихом славу этого дня. 

            Ночью войско Фридриха, измученное сражением, расположилось на отдых прямо на поле боя. "Лошади и люди ложились между ранеными и мертвыми на землю... вдруг один из солдат запел псалом "Тебя, Бога, хвалим!"...вскоре вся армия пела с ним вместе".
     
            В это время австрийская армия спешно ретировалась в сторону местечка Лисса. Фридрих, всего с одним эскадроном гусар, которых вел Циттен, взялся преследовать их. Видимо, от смертельной усталости и напряжения того дня любое предприятие казалось ему выполнимым. Прусская армия, у которой недавно не хватало сил даже на то, чтоб разбить лагерь, узнав о предприятии короля, поднялась и отправилась следом за ним. Под Лиссой завязалась новая битва, а сам Фридрих, под неприятельским огнем прорвавшись в город, направился прямо в штаб австрийских войск. То, что произошло потом, можно прочесть почти в любом учебнике истории. Со словами: "Добрый вечер, господа", - король предстал перед австрийскими генералами. Его легко можно было захватить в плен, но, видимо, так велик был трепет перед этим человеком, которому удавались самые неслыханные предприятия, что австрийцам даже не пришла в голову эта простая мысль. Без единого выстрела австрийский штаб сдался Фридриху...

          ...За Гохкирхским поражением последовало поражение при Кунерсдорфе, еще более страшное. Находясь в самой гуще сражения, видя беспорядочное бегство своих солдат под огнем русской артиллерии, Фридрих воскликнул: "Неужели для меня не найдется ни одного ядра!"
    Под королем убило двух лошадей, мундир его был прострелен в нескольких местах. Наконец, он вонзил в землю шпагу и остался стоять неподвижно, ожидая смерти. Но судьба всегда смеялась над его попытками умереть героической смертью. Прусские гусары под командованием ротмистра Притвица буквально силой увезли короля в безопасное место...

        ...Страшнее смерти ему казался позор поражения. И все же дела короля в этом мире были не окончены. Прусская армия, потерявшая больше половины своего состава, рассеянная, бежавшая с поля боя, собиралась вокруг своего вождя, словно по волшебству...

...Семилетняя война окончилась. Фридриха она сделала героем, превратила в живую легенду, но участь этого человека была получать от судьбы только бесполезные подарки.
        "Стариком, у которого каждый день отнимает по году жизни, инвалидом, израненным подагрой, возвращаюсь я в город, в котором мне знакомы только одни стены. Там нет более близких моему сердцу. Не старые друзья встретят меня у порога, а новые раны моего народа и бесчисленные заботы о их исцелении", - писал Фридрих к д'Аржансу.
        На следующий день по прибытии короля в Берлин в Шарлоттенбургской придворной церкви состоялось молебствие и панихида. По окончании службы стали искать короля и нашли его стоящим в углу церкви на коленях. Опустив голову на руки, он плакал...



         ...Последние четверть века своего правления Фридрих провел в мире. Ему предстояло много трудиться, чтобы водворить порядок и благосостояние в королевстве, расстроенном войной. За семь лет войны народонаселение уменьшилось на полмиллиона человек, многие города и села лежали в развалинах. Король деятельно взялся за восстановление страны. Разоренные провинции получили денежную помощь, все зерно из армейских магазинов было роздано крестьянам, им же король велел отдать 35 тысяч обозных лошадей. Для укрепления финансов король в три года изъял из обращения всю порченую монету, которую принужден был выпускать в годы войны, и велел перечеканить ее в полновесные талеры. Убыль населения была частично пополнена за счет привлечения колонистов из других земель.
Города отстраивались. Желая показать всей Европе, что Пруссия все еще богата, а, значит, сильна, Фридрих не жалел денег на строительство. В Сан-Суси по его приказу приступили к сооружению большого дворца. С пострадавших от войны провинций были сложены подати: с Силезии - на шесть месяцев, с Померании - на два года. Кроме того, из казны поступали значительные суммы на восстановление разрушенных мануфактур и фабрик. Пытаясь компенсировать дефицит бюджета, Фридрих ввел пошлину на ввоз из-за границы предметов роскоши и присвоил казне исключительное право производства и торговли табаком и кофе....


       ...Проводя дни в трудах, постоянно окруженный людьми, Фридрих был одинок. Умерли и все его друзья, и люди, которых он хотел бы назвать друзьями. Король наполнял Вильгельмовскую церковь в Берлине монументами Шверину, Зейдлицу, Кейту. В Сан-Суси он выстроил храм дружбы в память Вильгельмины.
        Семьи у короля никогда не было. С женой они жили врозь и, сохраняя все приличия своего сана, едва переносили друг друга. "Иногда король просил у королевы позволения откушать вместе с нею. Они сходились молча, почтительно раскланивались друг с другом, садились за стол и с такой же церемонией после обеда расходились... Таким образом была ими отпразднована и золотая свадьба в 1783 году.
     
 При короле остался только Джордж Кейт, брат погибшего фельдмаршала и генерал Фуке. Фридрих, этот мизантроп и язвительный циник, не задумываясь выплескивавший всю желчь характера на любого, кто подворачивался под горячую руку, ужасно носился с этими двумя стариками. Когда у Фуке стал притупляться слух, король выписал ему из Парижа слуховые рожки, а когда его старый приятель начал даже говорить с трудом "изобрел особенную машину, посредством которой, составляя буквы, можно было объясняться, и по несколько часов в день проводил с ним таком немом разговоре".
 
     Одряхлевший Циттен, последний из его прежних боевых товарищей, иногда навещал Фридриха, но по большей части король жил один, окруженный в пустом дворце Сан-Суси собаками, лошадьми и солдатами. Своей старой лошади по имени Цезарь король приказал построить возле Потсдамского дворца открытую конюшню, из которой она могла выходить и гулять по саду.    

Король, приезжая в Потсдам, угощал ее сахаром и белым хлебом, а лошадь, завидев его издали, прибегала к нему и, пока король гулял по саду, брела за ним следом. "Когда в Потсдаме бывал развод или смотр, Цезарь, заслышав военную музыку, являлся на плац, становился возле короля, и, положив голову к нему на седло, не отходил до тех пор, пока король не возвращался домой"

         У Фридриха началась бессонница. По целым ночам он просиживал над томами классиков французской литературы, но немецкую не знал и совершенно пренебрегал ею. Короля начали донимать болезни. К подагре прибавились геморрой и астма. В 1780 году он писал к одному из друзей: "Вы, верно, сами догадываетесь, что на 68 году жизни я чувствую все признаками старости. То подагра, то боль в пояснице, то лихорадка потешаются насчет моего существования и напоминают мне, что давно пора бросить изношенный футляр моей души".
     

        В одиночестве, верхом Фридрих прогуливался по улицам города. Взрослые почтительно стояли по обе стороны улицы, рассматривая короля. Дети прыгали вокруг его лошади, бросая вверх шапки, но не столько в знак приветствия, сколько из озорства. Детям, наверное, был смешон король: старик в грязном и потертом мундире, который почти не обращал на них внимания, только иногда отстранял их с дороги палкой. 

           Он уже был не нужен детям, да и никому не нужен. Дворец Фридриха не охранялся. Всякий мог подойти к его окнам и заглянуть в них.
           В январе 1786 года умер Циттен.
 - Мой старый приятель как всегда в авангарде, - сказал Фридрих, - и расчищает дорогу королю. Скоро я последую за ним.
          Здоровье короля все ухудшалось. Он совсем перестал спать. Кабинет-секретарям отдали приказание являться с докладами не в семь утра, как обычно, а в четыре.
 - Беспокойство ваше недолго продлится, - сказал им король.
     15 августа 1786 года королю стало значительно лучше, но эта последняя вспышка бодрости окончательно истощила его силы. На следующий день король уже никого не узнавал. Но сознание иногда возвращалось к нему.
     "Ночью он спросил: "Который час?" - Ему отвечали: одиннадцать. "Хорошо, - сказал он, - разбудите меня в четыре, я нынче не работал, завтра будет много дел"
    В два часа ночи он вдруг приподнялся и раскрыл глаза. Камер-гусар поспешно подхватил короля.
     "О, как легко! Я взошел на гору... хочу успокоиться", - ясно прошептал Фридрих.
    Остановились каминные часы. Впоследствии Наполеон увез их на Остров Святой Елены.
   
...Как и все великие люди, Фридрих имел свои странности. В еде он был невоздержан: ел много и жадно, вилок не употреблял и брал еду руками, от чего соус тек у него по мундиру. Нередко проливал вино, сыпал табак, так что место, на котором сидел король, всегда было легко отличить от других. Свою одежду он занашивал до неприличия. Штаны его были с дырами, рубаха — порвана. Когда он умер, не могли найти в его гардеробе ни одной порядочной рубашки, чтобы прилично положить его в гроб. У короля не было ни ночного колпака, ни туфель, ни халата. Вместо колпака он употреблял подушку, обвязывая ее косынкой вокруг головы. Мундира и сапог он не снимал даже дома. Халат заменял полукафтан. Спал Фридрих обычно на очень худой короткой постели с тонким тюфяком и вставал в пять или шесть часов утра....

...И ещё. В последние годы, когда король уже потерял всех своих друзей, у него остались лишь две его любимые собаки. Фридрих  жил в любимом дворце Сан Суси, часто бродил по аллеям парка со своими четвероногими любимцами, погружённый в задумчивость. Однажды ему пришлось уехать. Когда он вернулся, оказалось, что одна из его собак умерла. Фридрих приказал выкопать её из могилы, "чтобы последний раз взглянуть на неё". А потом весь оставшийся день проплакал, не выходя из своей комнаты....

... А ещё благодаря именно Фридриху II Великому немцы узнали, что такое картофель. Поэтому на могиле этого величайшего человека лежат не только цветы, но и картошка...

... Фридрихом II Великим восхищались многие знаменитые люди. Одним из его почитателей был Адольф Гитлер. Именно поэтому коммунисты запрещали упоминать имя и подвиги этого короля....


Фридрих завещал похоронить себя в склепе, который еще при жизни соорудил для себя в Сан-Суси под пьедесталом с фигурой Флоры. Но желание его не было исполнено. Наследник короля, его племянник, сын принца Августа-Вильгельма Фридрих-Вильгельм приказал похоронить Фридриха в гарнизонной церкви в Потсдаме....

...Фридрих Великий завещал похоронить себя в своём любимом парке, на верхней террасе виноградной горы перед замком Сан-Суси рядом с захоронениями любимых охотничих собак. Его воля осуществилась только в 1991 году...



/мною были использованы материалы с сайтов: http://rulers.narod.ru/fridrix/, http://rulers.narod.ru/fridrix/fridrix1, http://www.renascentia.ru/fritz2/ ...
Спасибо всем авторам жизнеописания Великого короля!

4 комментария:

  1. Хорошая статья про хорошего человека! Узнала много нового! Спасибо большое за эту изумительную статью!

    ОтветитьУдалить
  2. Hotaru Kasumi - спасибо за отзыв. Фридрих Великий -действительно личность потрясающе интересная и замечательный человек! Я писала о нём с любовью. Я не отказалась бы познакомиться с ним, жаль, что не существуют машины времени...

    ОтветитьУдалить
  3. Елена6/18/2012

    Огромное спасибо за эту статью, за увлечённость и за энтузиазм!
    В Сети много страниц и статей с материалами о Фридрихе II, но Ваша страничка о Фридрихе сразу покорила меня! Спасибо огромное за искренность, за любовь к Великому Старому Фрицу, за Ваши слова о парке Сан-Суси!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Елена, я рада, что моя статья про этого замечательного человека не оставила и Вас равнодушной! Этот Король достоин того, чтобы потомки помнили его! :-)

      Удалить

Спасибо всем, кто не поленился и оставил в блоге комментарий!

В ЦЕЛЯХ БЕЗОПАСНОСТИ БЛОГА - ЛЮБЫЕ ССЫЛКИ В КОММЕНТАРИЯХ ЗАПРЕЩЕНЫ!